Письмо в редакцию Подписка на новости
Ок
Пермская краевая газета

Основана в ноябре 1917 года. Учредитель
и издатель — АО «Газета «Звезда»

Понедельник 21 августа 2017 года

встречай юбилей +100

Новости

12:37  24.07.17 Память

Колоризация снимка - Ольга ШирнинаКолоризация снимка - Ольга Ширнина

Этим летом в Перми прошел V международный общественный форум «Елисаветинское наследие сегодня». В рамках форума, который наряду с Пермью проходил в Москве и на Белой горе, состоялась конференция «Претерпевшие до конца».

В этом же году в Перми планируется открыть памятник Елизавете Федоровне Романовой, причисленной к лику православных святых. Это будет одно из самых заметных событий, воплощенных по программе увековечения памяти царской семьи.

Программа, разработанная к 100-летию гибели семьи Романовых на Урале, предполагает и ряд мероприятий, связанных с бессудной казнью великого князя Михаила Александровича. Напомним: в марте 1918 года младший брат царя был привезен в Пермь в ссылку, а в ночь с 12 на 13 июня был расстрелян вместе со своим верным секретарем Николаем Джонсоном местными большевиками.

Место гибели последнего российского императора до сих пор не найдено, хотя попытки найти останки продолжаются. Продолжается и историческое расследование обстоятельств, времени тех трагических событий.

ПРИКАЗ ИЗ ЦЕНТРА: ИСТРЕБИТЬ ПОД КОРЕНЬ!

Несомненно, один из самых важных вопросов исторического расследования «преступления века» – кто отдал приказ? Имеет ли отношение к убийству царской семьи в Перми, Екатеринбурге и Алапаевске советское правительство, Москва? Конкретно – Ленин, Свердлов, Троцкий…

После развала СССР, в 90-е годы, чаще всего писали о том, что Романовых расстреливали местные советы. Самая распространенная точка зрения – что «народ устал» от самодержавия, что «творчество освобожденной массы» вылилось, в частности, в неконтролируемые акты пролетарской мести.

Та же мысль о самосуде над Михаилом Романовым тогда усиленно проводилась и в Перми. Об этом писал, например, один из первых исследователей темы – известный краевед С. А. Торопов. В сборнике «Скорбный путь Михаила Романова…» раздел, составленный из современных публикаций, так и назван – «Самосуд».

И только со временем, со вводом в научный оборот новых источников, был сформулирован вывод: вся операция по ликвидации Романовых, по истреблению их под корень (с детьми) была спланирована и управлялась из центра руководителями партии большевиков.

Вся историческая «заваруха» начинается с первой строчки печально известной теперь записки Я. Юровского, коменданта Дома особого назначения: «16 июля была получена телеграмма из Перми на условном языке, содержавшая приказ об истреблении Романовых...»

Имеется в виду приказ, полученный из центра и переданный через Пермь. Но еще раньше произошли любопытные разговоры председателя Уралсовета Александра Белобородова с Яковом Свердловым, председателем ВЦИК.

Здесь и далее нам приходится говорить о Перми и Екатеринбурге, потому что операция задумывалась из одного центра, руководили ее исполнением одни и те же лица. Некоторые сбои, несогласованность действий происходили уже на местах, что было вполне объяснимо: опыта не хватало, связь ненадежная, шла война и т. д.

О синхронности действий, о единой тактике палачей неопровержимо свидетельствует случай с расстрелом Михаила Романова в Перми. Точнее, с тем, как расстрел был обставлен. На тот же день – 12 июня – в Екатеринбурге планировалось такое же «похищение» и убийство членов бывшей царской семьи и их приближенных.

Как объяснили Николаю Романову сами охранники, «ввиду угрозы нападения анархистов». Спустя несколько лет А. Белобородов напишет:

«Мы считали, что, пожалуй, нет даже необходимости доставлять Николая в Екатеринбург; что если представятся благоприятные условия во время его перевода, он должен быть расстрелян в дороге».

З мая 1918 года Белобородов получил от Свердлова телеграмму, предписывающую «содержать самым строгим образом». Вот теперь включается хронология убийственного процесса, уже слышен тикающий механизм, заложенный под семью – весь дом Романовых.

Белобородов ответил, что «принимает к исполнению». И затем докладывает в Москву, что уже удалось обнаружить документы, свидетельствующие о подготовке побега царской семьи, о существовании плана, разработанного офицерами.

Подробный анализ этого «плана побега» дан в книге «Следствие по делу об убийстве российской императорской семьи» (М., 2007). Это докторская диссертация, автор –
Л. А. Лыкова, известный историк, сотрудник Российского госархива социально-политической информации (РГАСПИ).

Людмила Анатольевна – наша землячка, выпускница истфака Пермского госуниверситета. Основываясь на подлинных источниках, она, в частности, раскрывает не лишенную блеска и хитроумности провокацию чекистов, с помощью которой Уралсовет убеждал всю мировую общественность в подготовке побега царской семьи из заключения.

Источниковедческий анализ показал, что письма того самого «преданного императору офицера» сочиняли чекисты, а писал член комиссии УралЧК И. Родзинский.

С документами на руках, руководствуясь логикой и чутьем историка, основываясь на анализе переговоров на эту тему, сообщений и указаний В. И. Ленина и Я. М. Свердлова, Л. Лыкова доказывает руководящую и решающую роль центра в кровавой уральской операции.

К 100-летию гибели Михаила Александровича в московском архиве готовится к изданию очередной сборник документов.

ПЕРМСКОЕ ЗЛОДЕЯНИЕ

Для расследования «пермского злодеяния», как названо убийство в июне 1918 года Михаила Романова и его секретаря Джонсона, публикация докторской диссертации Людмилы Лыковой имеет немаловажное значение.

В работе содержатся ценные сведения о «пермском следе», который ряд историков по-прежнему называет неразработанным. Достаточно убедительно показано, что расстрел императорской семьи был осуществлен по согласованию с центром.

Ее вывод: утверждения о непричастности В. И. Ленина к расстрелу несостоятельны. Заслуживают внимания сведения о прямых переговорах В. И. Ленина с председателем Уралсовета А. Г. Белобородовым.

Несколько иного мнения придерживается кандидат исторических наук Л. А. Обухов:

«Утверждение о том, что расстрел – инициатива центра, а не Уралсовета, на наш взгляд, не очень убедительно. Скорее, это всё же была совместная акция.

Безусловно, следует отметить вывод Л. А. Лыковой, сделанный на основе собственного анализа ленинских документов, что В. И. Ленин был в курсе всех перипетий с императорской семьей.

Хотя документа с прямым указанием о расстреле Николая II и его семьи не обнаружено, автор считает, что такое указание В. И. Ленина вполне могло быть. Окончательную точку в этом вопросе может поставить только конкретный документ, а значит, следует продолжать источниковедческий поиск».

Тут надо заметить, что подобный поиск вели и в прежние годы, по горячим следам, в том числе и за рубежом. Один из источников сведений на эту тему кроется в воспоминаниях Льва Троцкого.

Оказавшись в изгнании, этот «вдохновитель Октября» (его называли соавтором революции, вместе с Лениным, и строителем Красной армии) вспоминает:

«…Следующая моя поездка в Москву состоялась после падения Екатеринбурга. Разговаривая со Свердловым, я спросил между прочим: «Да, а где находится царь?» – «С ним покончено, – ответил он. – Он расстрелян». – «А где семья?» – «И семья вместе с ним». – «Все?» – «Все! – повторил Свердлов. – Ну и что?»

Троцкий тогда еще спросил, кто принял это решение об убийстве всей семьи. Ответ Свердлова:

«Решение было принято здесь. Ильич посчитал, что нельзя оставлять белым живое знамя, вокруг которого они объединятся, особенно в нынешних трудных условиях».

Обратим внимание: эти формулировки насчет «живого знамени» и прочего как эхом повторялись из уст участников пермского злодеяния; в тех же выражениях, в тех же словах описывает убийство Михаила Романова и Николая Джонсона лидер пермских большевиков, член ВЦИК Гавриил Мясников, «Ганька».

Словно инструктаж с ними провели в Москве. Собственно, инструктажи и были – во время частых приездов уральских товарищей в Москву на съезды, встречи, конференции. В том же «революционном духе» пишут свои полуграмотные воспоминания мотовилихинские чекисты.

Белых и пушистых в этом грязном деле нет. Примечателен комментарий Л. Троцкого к откровению Я. Свердлова:

«Больше вопросов я не задавал. В конце концов, решение это было не только целесообразным, но и необходимым. Жестокость этого акта правосудия показала миру, что мы будем продолжать борьбу без всякой жалости, не останавливаясь ни перед чем.

Казнь царской семьи была необходима не только для того, чтобы запугать, устрашить и обескуражить врага, но и для того, чтобы также встряхнуть наши собственные ряды, показать, что возврата к прошлому нет, что впереди – либо полная победа, либо полное поражение».

Насчет нехватки прямых документов, подтверждающих участие центра в цареубийстве. Тут есть одна хитрость. Соратники Ленина вспоминают особенность его руководящего стиля: на некоторых своих записках, распоряжениях Владимир Ильич делал примечание: «Оригинал прошу вернуть мне». (Звучит как в шпионском уголовном фильме: после прочтения сжечь!)

В общем, следов не оставлять – тем же принципом руководствовались и пермские руководители ЧК. Большевики боялись осложнений на внешнеполитическом фронте, которые могли последовать после столь варварского, негуманного уничтожения бывшей царской семьи.

Однако шила в мешке не утаишь, и записки всплывают на белый свет – «рукописи не горят». И содержание, смысл поступков главных участников выступают, просачиваются в воспоминаниях и в газетах того периода.

Почему вдруг в Пермь в сентябре 1918 года примчался сам Яков Свердлов? Конечно, не только для того, чтобы участвовать в открытии еврейского рабочего клуба. В местных «Известиях» сообщения о пребывании товарища Свердлова перемежаются с расстрельными списками заложников…

Связь тогда была ненадежная, и поэтому председатель ВЦИК лично на месте отлаживал механизм операции «Прикрытие» по дезинформации общественного мнения. Сопоставление событий, анализ вновь открывшихся источников позволяют восполнить белые пятна.

Сторонникам версии о самосуде стоит обратить внимание на такую деталь: если местные чекисты самостоятельно, на свой страх и риск решились убрать Романова, то почему же они столь робко запрашивают центр (документы до нас дошли) о том, как поступить «со слугами Романова»?

В деле об убийстве М. А. Романова, которое хранится в Российском государственном архиве социально-политической информации, я обнаружил интересный документ. 6 июня 1918 года Михаил Александрович Романов и Н. Н. Джонсон обратились в Пермскую ЧК с прошением:

«Ввиду невозможности продолжать жить в Королёвских номерах и на основании Удостоверения за № 339, выданного Городским исполнительным комитетом Пермского Совдепа за подписью тов. председателя Маринина (?) от 12 апреля, нами найдено помещение по Екатерининской улице в доме №212 (Тупицыных).

Просим Вас ввиду отдаленности означенного дома от центра города разрешить являться в отделение милиции этого района для расписывания, а не во вверенный Вам комитет. М. А. Романов. Н. Джонсон. 7 июня 1918. Пермь».

Одна из резолюций, нанесенная в тот же день, гласила: «Удовлетворить» (подпись неразборчива). Но вопрос решался не на одном уровне. Через пять дней Пермский совдеп отказал в данной просьбе, обосновав отказ тем, что распоряжение о явке ссыльного гражданина принималось не местными властями, а в Гатчине.

Мол, не компетентны отменять постановления вышестоящих инстанций. Заметим, документ этот подписан 12 июня, то есть в тот самый день, на исходе которого и был увезен на бессудную казнь узник Перми. Бумага сия могла быть составлена задним числом, чтобы отчасти обелить себя, показав свою бдительность.

Примеров скоординированности действий местных большевиков и полной их подчиненности центру (лично Свердлову и Ленину) в деле уничтожения царской семьи немало…

Владимир ГЛАДЫШЕВ


»»» Подписывайтесь на Telegram, Twitter, Facebook или ВКонтакте газеты «Звезда»!

К списку новостей

Фоторепортаж

Большое интервью главы Прикамья

<>

Фото 1 / 1

Календарь
Самые комментируемые

за неделю за месяц