Пермская краевая газета

Основана в ноябре 1917 года. Учредитель
и издатель — АО «Газета «Звезда»

Воскресенье 22 октября 2017 года

Сейчас в Перми 0..-2°C, пасмурно, без существенных осадков, ветер западный, 1-3 м/с
Подробный прогноз

все 100 лет Звезда

Новости

07:57  01.07.17 На выезде

Так случилось, что в Нытвенском районе мы уже были - в конце января. Правда, не в красавице Нытве, а в самой что ни на есть глубинке района – селе Постаноги. Тогда нас поразили нормальные, деловые отношения между ветвями власти в районе.

На фоне других территорий, где глава муниципалитета и председатель Земского собрания, как правило, на дух друг друга не переносят, Ринат Хаертдинов и Сергей Чащухин тогда смотрелись просто как образец деловых отношений. Вместе встречали они нас и сейчас.

Тогда, в Постаногах, мы получили всю информацию о Нытвенском районе, начиная со строгановских времен. Потому, идейно подкованные, начали разговор с радушными хозяевами с места в карьер. Ринат Хаертдинов – самый молодой глава района в Пермском крае, ему всего 34 года, поэтому журналисты озадачили его таким вопросом:
 
– Ринат Менсагирович, как так получилось, что вы в таком «юном» возрасте стали главой района? Расскажите о себе…

– Учился я в лесотехническом университете в Екатеринбурге…

– Ага, так вы варяг!..

– Нет, не варяг! Начну по-другому: родился я в Нытве, после учебы в Екатеринбурге вернулся обратно и начал работать помощником лесничего в Григорьевском лесничестве. Далее была служба в армии.

Придя из армии в 2007 году, я начал работать лесничим в Краснокамске. Дошел по карьерной лестнице до заместителя директора ГКУ «Краснокамское лесничество», работал в министерстве природных ресурсов, лесного хозяйства и экологии Пермского края.

В 2013 году меня пригласили на должность заместителя главы Нытвенского района. На этой должности проработал полтора года, после чего 15 сентяб-ря 2015 года депутаты Земского собрания избрали меня главой Нытвенского района.

– С чем Нытвенский район пришел к сегодняшней жизни? С какими успехами, проблемами, достижениями?

– Что касается результатов экономического развития по итогам 2016 года, то товаров, работ и услуг предприятия Нытвенского района отгрузили на 13 миллиардов 390 миллионов рублей.

По этому показателю в ассоциации «Запад» – а это десять муниципальных районов – мы находимся на втором месте после Краснокамского района. У них отгружено и реализовано товаров на 20 миллиардов 600 миллионов рублей.

– Что это в основном за товары?

– Это то, что производят наши предприятия. Львиную долю – 62 процента – в этом списке занимает «Свеза Уральский», бывший Пермский фанерный комбинат.

За ним идет маслозавод «Нытвенский» – его доля составляет 29 процентов, металлургический завод – ОАО «Нытва» – 6,7 процента, и по 1 проценту и ниже – Нытвенский мясокомбинат, «Уральская фурнитура» и другие предприятия.

– У вас сохранено муниципальное автопредприятие (МУП). Как вам это удалось сделать? Принято считать, что частный перевозчик, как правило, обходится дешевле МУП, издержек меньше…

– Оно было сохранено до меня предыдущим руководством района. Конечно, МУП испытывает проблемы. С предпринимателями конкурировать сложно, потому что на муниципальном предприятии издержек действительно больше.

Белая зарплата, медосмотры, в отчетах всё официально показывается… Но лично я считаю, что МУП должно быть. Завтра частник, не дай бог, скажет: не буду ездить, нерентабельно, и что делать дальше?

– Будет как в Перми: мало платите, устроим забастовку…

– Совершенно верно. То же самое и в сфере ЖКХ. Как бы мы ее ни кидали в рынок, я считаю, что теплоснабжение, водоснабжение – всё должно быть в руках муниципалитета.

– ЖКХ у вас тоже муниципальное?

– Муниципальных управляющих компаний в Нытве у нас нет. Есть две частные компании, которые давно работают, и мы их хорошо знаем.

Муниципальных предприятий кроме автопредприятия в Нытве еще три: «Теплосети», МУП, занимающийся водоотведением и водой, и МУП «Комбинат благоустройства», который занимается, соответственно, благоустройством и дорогами. В сельских поселениях есть и муниципальные, и частные предприятия.

– У вас есть проблемы, как в Перми, с управляющими компаниями-клонами?

– Этих проблем у нас нет, так как жители района перешли на прямые платежи ресурсоснабжающим организациям. Платим отдельно за воду, отдельно за тепло, отдельно за газ и так далее, и прокладок в виде множества управляющих компаний, через которые проходят деньги, у нас нет.

Потому и долги за ЖКХ не критичны, хотя они есть. Проблемная точка – Новоильинский, где очень старые и изношенные три километра сетей.

– Если убытков в сфере ЖКХ в районе нет, почему тогда бизнес сюда не заходит?

– Где появляется бизнес, там сразу появляются убытки. В муниципальном предприятии всё управляемо, подконтрольно, прозрачно. В бизнесе совершенно не так. Первая задача любого бизнеса – извлечение прибыли. Задача муниципалитета – оказание качественной услуги гражданам.

Понимаете, в данном случае интересы немножко не совпадают. С МУПами вопросы решать проще. И еще один факт: те поселения, где удалось сохранить коммунальное хозяйство как единую систему, где не раздали имущество в разные руки (условно говоря, насосы – одним, бойлерные – другим, котельные – третьим, сети – четвертым), и живут лучше.

Мелкие предприятия ЖКХ генерируют только убытки. Вопрос по объединению полномочий в сфере ЖКХ на уровне района мы поднимали, но не все поселения это поддержали.

– Проезжая по городу, мы увидели, что на центральных улицах вырубают деревья. Зачем?

– Нас многие спрашивают: зачем? Тем более что двадцать лет ничего не делалось, а тут вдруг начали. Когда объясняем, что в случае, к примеру, урагана, подобного тому, который недавно бушевал в Москве, эти деревья начнут падать – на дома, автомобили, электросети, не дай бог, еще и человеческие жертвы будут…

Люди вроде как начинают понимать, что это в целях их же безопасности. Ну и в целях эстетики: в Нытве много красивых старинных зданий с облезлыми фасадами. После того как эти фасады будут видны, возможно, некоторые собственники домов возьмут и вложатся в их реконструкцию.

Или хотя бы сделают косметический ремонт. Тут как в теории разбитых окон: если в здании разбито одно стекло и никто его не заменяет, то через некоторое время в этом здании не останется ни одного целого окна. Чтобы такого не происходило, сейчас и работаем.

– Ринат Менсагирович, скажите, наболевшие проблемы – перевод здравоохранения на краевой уровень, закрытие роддомов – как они в вашем районе решаются? У вас вообще роддом есть?

– Роддом есть. По сравнению с другими районами, где в основном больницы первого уровня, нам все-таки жить легче.

У нас больница второго уровня (к учреждениям этого уровня относятся специально оснащенные и укомплектованные многопрофильные стационары – авт.), в ней оказывают специализированную медицинскую помощь пациентам не только Нытвенского, но и Оханского, Сивинского и других районов Пермского края.

Нам повезло, что руководители, которые создали эту больницу, мыслили категориями, что такая больница в районе обязательно должна быть. Хотя, конечно, проблемы тоже есть. С кадрами, с жильем. Но хотя полномочия по здравоохранению и передали на краевой уровень, мы с себя решение этих проблем не снимаем.

К примеру, депутаты Земского собрания поддержали нашу инициативу о выделении в этом году четырех малогабаритных квартир для молодых врачей.

– Какова самая острая проблема Нытвенского района?

– Дорога Нытва – Новоильинский – Сукманы – Уральский. Хотя ряд шагов для решения этой проблемы уже сделан.

За счет районного бюджета отремонтирован участок дороги в 600 метров от отворота на поселок Солнечный до полигона ТБО, произведен ямочный ремонт дороги у микрорайона Черемушки, нулевого километра дороги Сукманы – Уральский.

С правительством и министерством транспорта Пермского края было достигнуто соглашение о выделении средств на условиях софинансирования на выполнение проектной документации ремонта дороги Нытва – Новоильинский – Сукманы – Уральский и двух мостов.

Это 17 миллионов рублей. Скоро у нас на руках уже будет проект с государственной экспертизой. Далее мы будем заявляться на капитальный ремонт мостов и 16 километров дорог.

– Судя по всему, шансы на то, что новая школа в Нытве на 550 мест будет построена, достаточно велики. Новый глава региона недавно заявил, что из единой субсидии, предназначенной для муниципальных районов Пермского края, изымать деньги на большие проекты не будут…

– Подход очень правильный. Нас очень радует, что слова Максима Решетникова всегда имеют продолжение в виде дел. Если он что-то говорит, то обязательно делает. Что касается софинансирования из единой субсидии: при предыдущем губернаторе мы не знали, как на условиях софинансирования потянуть даже одну Нытвенскую школу.

Были даже мысли о том, чтобы взять кредит. Нынешний глава Прикамья обозначил правильную позицию, что все муниципалитеты должны быть в равных условиях. И уровень софинансирования начали рассчитывать от уровня финансовой обеспеченности конкретного района.

Благодаря этому мы можем теперь потянуть не одну, а даже две школы. Вторую – на 160 мест в селе Мокино. А освободившиеся деньги направить на другие проекты.

– В последнее время участились споры о том, выбирать ли глав муниципальных районов на прямых выборах или назначать из числа депутатов. Ринат Менсагирович, вы за прямые выборы глав районов или за назначение? И нужно ли главе вообще работать с населением?

– С населением так или иначе работать нужно. Любовь людей завоевывается лишь тем, что ты сделал за период работы. Больше ничем. Понятно, что всем не угодишь, но нужно стараться.

– На выборы бы пошли?

– На выборы пошел бы. Но все-таки я считаю, что система конкурсов – эта лучшая система выбора управленцев. Потому что управленец должен быть профессионалом. Пообещать в предвыборной гонке можно всё что угодно. Люди поверят, проголосуют, а дальше что?

– А дальше будут писать письма губернатору с просьбой снять человека с должности…

– А снять человека с должности будет непросто, потому что снимать должны те, кто его выбрал. То есть люди. А это механизм сложный, нужно собирать референдум и прочее. Моя практика поселенческого уровня показывает, что далеко не всегда люди выбирают профессионалов.

Конкурсы же позволяют выбрать именно профессионалов. Тем более что глава постоянно отчитывается перед депутатами Земского собрания, которые ставят за его работу оценки. Два-три «неуда» – и до свидания.

– Последний вопрос: многие районы Пермского края сегодня пытаются найти какие-то свои туристические фишки, чтобы привлечь туристов на свою территорию. Какие есть фишки у Нытвенского района?

– Мы пытаемся привлечь туристов в район событийными мероприятиями. Хотя у нас есть Музей ложки и конный клуб «Слобода». Думаем, как использовать возможности нашего пруда, кстати, одного из самых больших в Европе. Его зеркало составляет 910 гектаров.

Сейчас администрация и Земское собрание района прорабатывает вопрос о приобретении здания эллинга, чтобы возродить известный ранее и в регионе, и в стране нытвенский водно-моторный и гребной спорт.

В этом году в первый раз провели большую сельхозярмарку, объединив ее с фестивалем кузнецов. 30 июня – 1 июля в Чекменевском сельском поселении будет проходить уже второй турслет сельских поселений. У нас есть что показать людям, будем потихоньку показывать.

ЖИВ ЗАВОД - ЖИВЕТ И ГОРОД

Традиционная встреча с читателями «Звезды» состоялась в кабинете главы Нытвенского района. А это подтверждение того, что власть от народа не дистанцируется, знает про его чаяния и пытается решать наболевшие вопросы по мере возможности.

Проблем, как выяснилось из беседы с читателями, немало. Одна из них – здравоохранение, как впрочем, и во многих других территориях.

Как сообщила председатель Нытвенского районного совета ветеранов Нина Власова, года полтора назад решили провести рейды по учреждениям здравоохранения, опросить пациентов.

Оказалось, что не то что «пять» – даже «четыре» те не могут поставить работе медицинских учреждений: помещения тесные, неуютные, негде присесть. В районной поликлинике – та же картина. Дело в том, что после закрытия заводской медсанчасти специалисты перешли работать сюда.

В результате – скученность, нервозная обстановка, а медицинских кадров всё равно не хватает. В ближайшее время планируется вновь провести анкетирование пациентов, чтобы оценить загруженность врачей.

– Потом передадим эти данные главному врачу, – продолжает Нина Ивановна. – Надо в корне менять ситуацию, потому что приходится очень долго – недели по две – ждать своей очереди к врачу. Надо что-то делать с помещением для поликлиники, желательно, конечно, строить новое.

– Кардиологических больных сейчас возят в Краснокамск, – вторит другая читательница. – Сколько уже было случаев, когда больные умирали на середине пути! Или довезли, и он там умер. Ведь находилась раньше возможность человека на месте лечить, что же сейчас? Таких больных просто нельзя везти-трясти по нашим дорогам!

Поделились читатели и другой болезненной темой – о нестабильной работе металлургического завода. Если раньше там работали более пяти тысяч человек, то сейчас – немногим больше тысячи. При этом заработную плату не получают вовремя.

– Будет жить завод – будет жить и город, – уверена Нина Власова. – Ведь посмотрите: работает фанерный комбинат в посёлке Уральском, и посёлок живёт, люди обеспечены работой. Они же за своё предприятие любому горло перегрызут. В своё время им удалось отбить рейдерскую атаку, и там даже музей создали на эту тему.

– Металлургический завод привела к бедственному положению чехарда с собственниками, с руководителями, – объясняет глава района Ринат Хаертдинов. – Они брали большие кредиты под большие проценты, которые, естественно, нужно гасить. Плюс на заводе старое оборудование.

А «Свеза» – собственник фанерного комбината, – в отличие от собственников металлургического завода, постоянно занимается модернизацией производства. Конечно, у нынешнего директора ОАО «Нытва» Дмитрия Бутенко есть своё видение развития предприятия. Как я уже ранее говорил, они немного вздохнули после заключения мирового соглашения с кредиторами.

Если собственники вложат средства в приобретение новых производственных линий, то предприятие будет развиваться. Будем обращаться к полномочному представителю президента в ПФО, чтобы он содействовал возвращению завода на рынок монетных заготовок, с которого в своё время «Нытву» выдавили.

Среди больных вопросов, которыми поделились читатели «Звезды», – плохие дороги, неблагоустроенные дворовые территории, неудовлетворительная работа автобусного маршрута от Нытвы до посёлка Солнечного: вместо двух автобусов ходит сейчас один.

Для людей это очень неудобно, зимой подолгу, замерзая, ждут автобус, потом набиваются в него, как сельди в бочку. Несмотря на обращения депутата Земского собрания, на то, что вопрос рассматривается прокуратурой, дело не сдвигается с мёртвой точки. Ответ один – нерентабельно. Через газету мы обращаемся к перевозчику: пожалуйста, решите этот вопрос!

Следующим пунктом нашего путешествия стал Нытвенский мясокомбинат. Он был создан в январе 1996 года как вспомогательный цех для работников металлургического завода и поначалу делал всего лишь несколько видов колбас и мясных полуфабрикатов.

Но постепенно предприятие стало расширяться, и сейчас в его ассортименте около 150 наименований колбас, полуфабрикатов, копчёностей и всего прочего, что содержит мясо: сосиски, пельмени и так далее.

По численности работающих, не превышающей 40 человек, мясокомбинат как был, так и остался небольшим предприятием, но вот по объёму своей вкусной продукции – 110 тонн в год, – а главное, по качеству вполне заслуживает гордого звания «конкурент» для таких грандов пищевой промышленности Пермского края, как Пермский или Кунгурский мясокомбинаты.

Причём в ассортименте Нытвенского мясокомбината есть то, чего нет на полках магазинов в Перми или Кунгуре. Негиганту ведь проще перестроиться: видят, что конкуренты такую-то продукцию не охватили, быстро посовещаются, наладят технологическую цепочку, проведут все необходимые сертификационные процедуры – и готово.

Как вам, например, такой товар, от одного названия которого текут слюнки, – буженинка? И прочие прелести мясной и копчёной продукции, состав и название которых могут появиться как угодно – от подсмотренного у конкурентов до информации из Интернета или просто фантазии директора, пришедшей ему в голову утром по дороге на работу.

Одна беда – готовая продукция долго не хранится. Мясокомбинат принципиально работает без консервантов, исключительно на охлаждённом сырье, закупая скот здесь же, в Нытвенском районе, и у соседей в Сиве, Большой Соснове, Орде. Сами привозят, сами забивают. Связи налажены, покупатели и поставщики лично знакомы.

А мясо коровки, выросшей на чистой травке в девственной глуши где-нибудь у фермера под Нытвой, в экологическом смысле на порядок лучше, чем скот от крупных сельхозпроизводителей. Это понимают и в других регионах, и сейчас закупщики из Удмуртии, например, стали постоянно ездить в западные районы нашего края, скупая скот у населения за любые деньги.

Сотрудники Нытвенского мясокомбината активно ищут новые рынки сбыта. Мясо в тушах и субпродукты комбинат продаёт в сеть «Семья», возит в Соликамск на «Уралкалий», работает с детскими садами и школами, хорошо представлен в розничных торговых сетях Нытвы, посёлка Уральского, Верещагино, Очёра и Оханска, возит колбасу в Березники и Соликамск…

Продукция Нытвенского мясокомбината экологически чиста. В этом-то и состоит её главное конкурентное преимущество!

Распробовав чистейшее содержимое нытвенских колбас и насладившись буженинкой, журналисты «Звезды» хором стали убеждать директора мясокомбината Елену Лукиных не идти на роковой шаг и не забивать оболочку своей продукции мясом пополам с натрием. А с рекламой – с рекламой мы поможем.

Внутри мясокомбинат вполне соответствовал тому же впечатлению небольшого, уютного и вкусного, которое мы распробовали в его товарах. Оборудование в основном импортное, механизации в виде конвейера почти нет – да и зачем при таких объёмах?

Но самое большое впечатление произвела мешалка для «массажа» мяса, отчего оно получается более мягким и нежным. Короче, если увидите где-то колбасу с маркой «сделано в Нытве» – берите сразу.

УРАЛЬСКАЯ ЖЕМЧУЖИНА

В отличие от почти домашнего мясокомбината в Нытве, фанерный комбинат в посёлке Уральском – это крупное промышленное производство. Мы прошли по всему пути, который проделывает берёзовый кряж, чтобы превратиться в лист фанеры, и хотя для некоторых из нас это было уже не в первый раз, всё равно было интересно.
 
Чего стоит хотя бы «варка» древесины в громадном водоёме с горячей водой, отчего над берегом Камы, где лежит древесина, всегда поднимается пар? Дальше всё автоматизировано и настолько технологично, что мы чувствовали себя маленькими букашками, попавшими внутрь гигантского механизма.

Для безопасности тут всё размечено зелёными линиями, и нас просили руки без разрешения никуда не совать – но мы, конечно, не удержались и потрогали ещё тёплый лист только что спрессованной фанеры.

Да, «СВЕЗА Уральский» – это жемчужина не только посёлка Уральского, но и всего лесоперерабатывающего комплекса Пермского края. Фанера в основном идёт в Турцию, на Ближний Восток, где её используют в строительстве: для опалубки и в качестве вспомогательного материала.

Когда-то в Уральском делали и свою мебель, а сейчас обещали подумать над этим. Ведь как расшифровывается «СВЕЗА»? - «СВЕтлое ЗАвтра»!

ЛОЖКОHISTORY

Вы знаете, какой у вас вес? Не только в килограммах, но и… в ложках каши и ложках супа. Не знаете? Значит, вы никогда не были в Нытвенском музее ложки. Потому что лишь в нем единственном, встав в большую-пребольшую ложку, можно получить такие уникальные сведения.

Впрочем, он и сам, этот музей, единственный. Как лояльно обозначают его сотрудники, «в таком масштабе представления этого предмета (то есть ложки) больше нет нигде». Ни на Урале, ни в России, ни во всем мире.

Вообще-то ложки, можно сказать, сами пробивали себе дорогу в истории.

Их первопроходцы, сделанные из обожженной глины, появились еще в третьем тысячелетии до нашей эры, на смену им пришли ложки из камня, кости, дерева, потом, уже в X веке, при дворе князя Владимира, они стали металлическими, а массовое их производство наладили лишь в XIX веке.

В Нытве прогресс шагал гораздо стремительней. Сначала в местном историко-краеведческом музее появилась экспозиция «История ложки», посвященная Нытвенскому металлургическому заводу и выпускаемой им столовой продукции с 1938 года.

Со временем та экспозиция разрослась до музея. Правда, ни тогда, 14 лет назад, ни до сих пор официальный статус не изменился – это подразделение Нытвенского историко-краеведческого музея.

Но разве в статусах дело, когда «подразделение» сегодня известно по всему миру именно как Музей ложки. И чтобы он был таковым по сути, сделано действительно немало.

Ложка авторства Юрия ТрутневаЛожка авторства Юрия Трутнева

Прежде всего, его коллекция всё время пополняется и сейчас насчитывает уже более трех тысяч экспонатов. Здесь есть древние ложки, найденные при археологических раскопках, чугунная – из XIX века, старообрядца – из монастыря, есть времен Первой мировой войны… Ложки разных народов из 74 стран мира.

В том числе отдельный зал представляет продукцию Нытвенского металлургического завода. С полным на то правом: 47 процентов всех производимых в России столовых приборов делается именно здесь, и если говорить о конкурентах, то таковым для Нытвы является только Китай.

Понятно, что растущая «ложечная» коллекция требовала и больших площадей для своего проживания. Так что со временем Музею ложки пришлось подыскивать новый дом. Он оказался удобным по расположению – в самом центре города, но густонаселенным частными фирмами.

Борьба за их выселение длилась несколько лет и закончилась не так давно. Сейчас во владениях Музея ложки девять залов. Небольших, но уютных – наверное, потому, что ложка в первую очередь ассоциируется с жилым домом.

– Наш Музей ложки, – рассказывает директор Нытвенского историко-краеведческого музея Лариса Губина, – выполняет все музейные функции: сбор коллекции, её хранение, изучение, показ. Хотим равняться на лучших – такие музеи, как Чердынский, Кунгурский, пермские. И очень четко ставим себе главную задачу – ориентироваться на человека, чтобы ему здесь было интересно, приятно и полезно.

Как получается с ориентацией, видно по тому, что в Музее ложки прибавляется не только число залов, но и количество приходящих сюда местных жителей – от детсадовцев до пенсионеров. Здесь даже появилась учебная комната.

«Люди могут заняться чем-то интересным для себя: раскрашивать ли ложки, изучать ли их историю, знакомиться ли с экспозицией, – продолжает Лариса Ивановна. – Для жителей маленьких городов наличие такого объединяющего творчеством места очень важно».

А ещё, подчеркивает директор, Музей ложки практически не закупает, а только собирает экспонаты. Побывавшие тут люди охотно участвуют в пополнении коллекции. Так что она растет в основном за счет дарителей.

Однако вернемся в музейные залы. Наряду с уже упоминавшимся экскурсом в историю металлургического завода, есть и так называемая «Красная ложка» – зал, представляющий работы местных мастеров – резчиков по дереву. Ложки Николая Блажиева, Андрея Ощепкова, Татьяны Варушкиной красиво разрисованы в традиционном стиле. При этом ни одна не повторяет другие.

Среди ложек-подарков не пара-две, а гораздо больше поступили от бывшего губернатора Пермского края Олега Чиркунова. Ещё в чине главы он бывал здесь не раз, и всё не с пустыми руками. А однажды и сам разрисовал ложку, даже отказавшись от продолжения запланированной поездки и заявив: «Пока не закончу работу – с места не стронусь».

Ещё в музее покажут ложки, как их тут называют, «культурной революции». Началась эта авторская коллекция с работ самого первого «ложечного» мастер-класса, который прошел в Перми в 2010 году с участием известных людей края.

Ложки Юрия Трутнева (кота с которой потом как срисовал президент Путин), Бориса Мильграма, Марата Гельмана… Затем эстафету приняли режиссер Николай Коляда, писатель Нина Горланова, художник Олег Иванов, генерал-лейтенант Юрий Валяев, сотрудники Галереи туфельки, журнала «Мы земляки»… Список желающих стать авторами и сейчас не закрыт.

По данным Музея ложки, за год его посещают до 16,5 тысячи человек. Приезжают отовсюду: из Татарстана, Башкирии, Удмуртии, городов Урала и Сибири, центральной части и юга России, а также из-за рубежа. Музей ложки признан главным туристическим объектом Нытвенского района.

На следующий год ему исполнится 15 лет. Вот и мы, звездинцы, получили от будущего именинника приглашение на праздник. И что-то похожее на намек: может, будет авторская ложка и от «Звезды»? Мы не против войти в историю. Историю с ложкой.

Фото Владимира БИКМАЕВА, видео Юрия ТОКРАНОВА
Copyright «Звезда» © При использовании материалов ссылка на zwezda.perm.ru обязательна!
Подписывайтесь на Telegram, Twitter, Facebook или ВКонтакте газеты «Звезда»!

К списку новостей

Фоторепортаж

Глава Прикамья - интервью на старте

<>

Фото 1 / 1

Календарь
Самые комментируемые

за неделю за месяц