Письмо в редакцию Подписка на новости
Ок
Пермская краевая газета

Основана в ноябре 1917 года. Учредитель
и издатель — АО «Газета «Звезда»

Среда 28 июня 2017 года

встречай юбилей +100

Новости

16:03  12.05.17 Прямая речь

В эти майские дни, после Дня Победы, мне захотелось написать вам эти строки. Именно вам, потому что всю жизнь выписываю «Звезду». Я родилась в 1935 году, и у меня достаточно хорошая память. Я отлично помню солнечный весенний день в Перми с цветущими яблонями 9 мая 1945 года. Помню и 22 июня.

И помню те почти 20 лет, когда 9 мая было обыкновенным рабочим днём, когда участники войны не имели никаких привилегий, когда инвалиды просили подаяние в пригородных поездах и сидели с протянутой рукой на тротуарах.

Сейчас, когда все спорят со всеми, когда либералы ненавидят патриотов, а те – либералов, когда длятся бесконечные споры, словно идёт перманентная гражданская война, меня непременно обвинят в том, что я пытаюсь принизить значение подвига нашего народа, бросить тень и тому подобное.

Отнюдь! Я считаю этот подвиг величайшим и до конца недооценённым. Ведь эти инвалиды ничего не просили от государства, а тем, что сделали, не гордились, считая это нормой. А сколько в первые же дни войны ушло добровольцами только из наших краёв детей переселенцев, раскулаченных, репрессированных!

Они не сводили счёты с властью, они шли умирать за Родину. Это ли не подвиг? Не всякий народ на такое способен.

А после войны? Вспомните судьбу Ивана Твардовского, совершенно осознанно променявшего уютный финско-шведский быт на жизнь в лагере, но на Родине! И сколько было таких! Вспомните поэму его великого брата «По праву памяти»!

«И, до конца в живых изведав тот крестный путь полуживым, из плена в плен – под гром победы – с клеймом отправились двойным!»

Вот так бывало с нашими защитниками, попавшими в плен: после возвращения с войны их отправляли в лагеря. И носили они это клеймо часто до смерти, оно было и на их семьях. Но для них главным было то, что они воевали за Родину!

Побольше рассказов бы о них, об их подвиге, часто длиною во всю жизнь, в эти дни! Знаете, на закате моих дней мне кажется, что это мой долг – напомнить. Потому что я долго живу, потому что я всё это отлично помню. Иначе они, уже ушедшие, их дети и внуки мне не простят молчания.

Непосредственно меня касается тема «детей войны». Очень во многих странах, даже в бывших наших республиках, о них помнят, им как-то облегчают старость. У нас же – тут поделюсь уже личными воспоминаниями – их могут грубо оскорбить.

Дважды за последние 10–15 лет в эти дни я слышала в свой адрес: «Да когда же вы все передохнете!»

Один раз в магазине 9 мая (!), когда молоденькая кассирша нагло обсчитала меня. А когда я указала на ошибку, когда вмешалась начальница, как она кричала: «Вечно в этот день ползают умильные старики! Это, видите ли, их день! Купят на пять рублей, а гонору!»

Ещё как-то в начале мая я обратилась в поликлинику. Регистраторша, ища карточку, спросила у меня год рождения. И когда я назвала, сказала: «И вам не стыдно?!» «Чего?» – не поняла я. «Жить!» Я пошла прочь. «Куда же ты?» – закричала она вслед. «Подыхать!» – ответила я.

А как при мне глумилась в троллейбусе кондуктор над двумя старыми дамами в тёмных очках! Они ехали в филармонию – там в тот день была «Ленинградская симфония» Шостаковича. Как они были счастливы! По разговору мне показалось, что они из блокадных детей.

Троллейбус трясло, они держались за свои палки и за стенку и не сразу смогли достать деньги. Кондуктор разозлилась и заторопила их. Тут меня дёрнуло вмешаться, я попросила двоих здоровых молодых парней уступить слепым своё место на сиденьях. Ну тут уж и мне досталось!

Первые два года войны я всё время была голодна. Дома зимой температура при раскалённой буржуйке едва поднималась до 6–7 градусов. Я ледяной водой умывалась, мыла посуду. Не буду перечислять мои болезни, но истоки их – оттуда.

А ведь мне было легче большинства. Если не считать детей начальства, то, наверное, легче всех. Отец был не на фронте, оба с мамой работали не на самых низких должностях, я была единственным ребёнком. Поэтому я бы хотела просить не за себя, а за тех, кому было намного хуже.

Почти каждый год ваша газета печатает раздирающие душу письма тех, у кого отцы были на фронте, погибли. А ещё потом у многих из них арестовали матерей за колоски, по пресловутому закону 7/8. У меня ещё то преимущество, что жить мне осталось совсем немного.

Но, уважаемая редакция, обратите внимание наших властей на оставшихся детей войны! Мы знаем это пресловутое «денег нет», и мы держимся. Но, может быть, можно для них сделать что-то: помочь с лечением, с лекарствами? Да хотя бы не оскорблять!


»»» Подписывайтесь на Telegram, Twitter, Facebook или ВКонтакте газеты «Звезда»!

К списку новостей

Фоторепортаж

Оханские цапли гнездятся в кронах

<>

Фото 1 / 1

Календарь
Самые комментируемые

за неделю за месяц