Письмо в редакцию Подписка на новости
Ок
Пермская краевая газета

Основана в ноябре 1917 года. Учредитель
и издатель — ЗАО «Редакция газеты «Звезда»

Вторник 17 октября 2017 года

все 100 лет Звезда

Июль 2010

Администратор  29.07.2010  Прямая речь Комментарии: нет

Журналист Сергей ЖУРАВЛЕВ: «Всё по ритуалу…»

В последнее время все чаще вспоминаются мне ритуальные привычки советско-партийной бюрократии времен СССР. Сейчас в это трудно поверить, но практически в любом Тьмутараканске, на пленумах и собраниях в президиум неизменно избиралось Политбюро ЦК КПСС, виртуально освящавшее жесткие протокольные рамки: «в прениях – три минуты», «кто воздержался?..» Жалобщики привычно гнали петиции в Москву, откуда столь же привычно их возвращали «для принятия мер» на места. Ритуал…

Администратор  29.07.2010  Прямая речь Комментарии: 1

Директор центра «Здоровье» Сергей ФЕДОРЧЕНКО: «А нам слабо?»

Недавно посчастливилось побывать в санатории «Лесная Новь», что находится в соседней Кировской области, недалеко от Кирова. К приятным впечатлениям от здравницы добавилось еще одно: удивило, как широко, по-народному, весело и с размахом кировчане отметили один из своих самых любимых праздников – День Ивана Купалы.

Администратор  22.07.2010  Прямая речь Комментарии: 1

Главный редактор «Звезды» Сергей ТРУШНИКОВ: «Не по адресу»

Это называется переводить стрелки на себя. Занятие сколь редкое, столь и малоприятное, но иногда просто необходимое. Сегодня, мне кажется, как раз тот случай. И вот почему.

Администратор  22.07.2010  Прямая речь Комментарии: нет

Журналист Наталия СЕМЕНОВА: «Свежо предание»

В здравоохранении вновь намечается «перестройка». На этот раз в системе обязательного медицинского страхования. В центральных СМИ взахлеб расхваливается предстоящее введение единого полиса по инициативе единороссов. Создание единой электронной картотеки больных.

Администратор  19.07.2010  Прямая речь Комментарии: нет

Член русского ПЕН-центра Юрий БЕЛИКОВ: «Там, в стране далёкой»

После мартовских терактов в метро мои столичные друзья стараются передвигаться исключительно поверху – наземным транспортом. Разумеется, и этот транспорт не застрахован от взрывоопасных «гостинцев», даже – личный автомобиль, но всё-таки лучше париться в пробках, нежели мчаться лабиринтами, репетирующими ад. Страх индивидуальный, переходящий в коллективный. В нынешний свой московский приезд я видел русских женщин, которые начинали нервно посматривать, когда в вагон входили кавказцы… Между тем выходцы с Кавказа и Средней Азии держатся всё уверенней и сплочённей.
«Ну, это в Москве, – скажет кто-то. – Город-вертеп, вавилонское скопище. В Перми не так». Ой ли? Не будем далеко ходить, возьмём подъезд, в котором живёт ваш покорный слуга. Вот изменчивый реестр в нём квартирующих: армяне, азербайджанцы, таджики, даже турки. Практически одновременно с их утверждением на этажах у лифта и мусоропровода начали находить шприцы и запятнанные кровью салфетки. Совпадение? С наступлением ночи запускается вечный двигатель лифта. Вверх-вниз. Месяц назад украли блок питания от домофонного устройства. Теперь дверь нараспашку. За десять лет ни разу не видел здесь участкового. До недавнего времени его роль хотя бы частично, пока не махнула рукой на этот мир, исполняла работавшая ранее в юрис-пруденции соседка-инвалид из подъезда напротив, безотлучно сидевшая у окна: «В ваше помещение для мусорки постоянно что-то складывают дворники-таджики». – «Это шмотки!» – исчерпали они моё любопытство. Может быть (кто проверит?), это действительно шмотки…
В одном из последних выпусков передачи «Человек и закон» показали сюжет, когда журналист под видом безработного решил устроиться дворником. Что сказал ему начальник жилищной службы? Что «лица славянской национальности» (именно так!) в дворники не требуются.
- За 2008 год в Пермском крае через миграционный учёт прошло 100 тысяч мигрантов, – приводит данные исполняющий обязанности заместителя начальника Управления федеральной миграционной службы России по Пермскому краю Евгений Милов. – Это пик. В 2009-м – уже 77 тысяч. За шесть месяцев 2010 года – 33 тысячи. Это на 5 тысяч мигрантов меньше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Снижение притока – следствие кризиса. Нет работы – нет и притока…
Я спросил про неофициальную статистику.
- А это и есть статистика, близкая к реальной, – ответил Милов. – Потому что с 2007 года в УФМС перевели разрешительный порядок регистрации на уведомительный. Ведь сейчас вся основная масса мигрантов и стремится пройти этот учёт.
Получается, количество переросло в качество? Согласно миграционному учёту, въезд в Пермский край мигрантов идёт на спад, но почему-то невооружённый взгляд фиксирует их прибавление. Растут и крепнут армянская, азербайджанская, таджикская, узбекская и чеченская диаспоры. Причём – структурно. Например, живущий в «неблагополучном» Карагае полномочный представитель президента Чеченской республики в Пермском крае Саидхусаин Канаев одновременно входит в координационный совет по национальной политике краевой администрации. Ситуация с мигрантами такова, что, кажется, задний ход уже невозможен. В чём же выход? И есть ли он?
- А ты знаешь, – заметил мой друг, московский кинорежиссёр Сергей Князев, автор документального фильма о Белогорском монастыре «Россия. Опыт молчания», – нам, русским, надо учиться у них, у «гостей с юга». Например, у чеченцев, которые сильны тейпами, то есть – родовыми связями. Скажи, давно ли ты встречался со своими двоюродными и троюродными братьями-сёстрами? Помнишь одну из любимых песен Шукшина? «Миленький ты мой, возьми меня с собой. Там, в стране далёкой, буду тебе сестрой». Русские жутко разобщены на родовом уровне. Знаем ли мы своих прадедов и прабабок? Не уверен. А дальше? То-то и оно. Единственно, – продолжил Князев, – кто сохранил связь между ветвями родословного древа, – это потомки русских дворян, да и то в большей степени – за границей. Потому что там, в чужеродной среде, им приходилось сплачиваться, чтобы выжить. Может, это и есть на сегодня – форма выживания титульной нации в России?
«А ведь Серёга не так уж далёк от истины», – подумал я. – И вспомнил, как давным-давно, в далёком детстве, в саду бабушкиной дачи по материнской линии собирался за единым столом весь наш род. И висела над столом скрепляющая сердца песня: «Там, в стране далёкой, чужая ты мне не нужна…»
После мартовских терактов в метро мои столичные друзья стараются передвигаться исключительно поверху – наземным транспортом. Разумеется, и этот транспорт не застрахован от взрывоопасных «гостинцев», даже – личный автомобиль, но всё-таки лучше париться в пробках, нежели мчаться лабиринтами, репетирующими ад. Страх индивидуальный, переходящий в коллективный.
Администратор  19.07.2010  Прямая речь Комментарии: нет

Обозреватель «Звезды» Людмила КАРГОПОЛЬЦЕВА: «Реальная виртуальность»

Пермское чиновничество гордится и ликует: сам российский Президент привел в пример другим Пермский край, говоря на свою любимую тему – о компьютеризации всея страны. У меня по этому поводу тоже возникли бурные эмоции.
Вот, например, россиянам обещают уже со следующего года выдавать специальные электронные карты. Они станут одновременно и удостоверением личности, и медицинским полисом, и свидетельством пенсионной страховки, и много чем еще, вплоть до истории болезней. А я, здраво предполагая, что и тут родное Прикамье уже традиционно встанет на передовые позиции, сразу же представляю другую, из сегодняшнего дня картину. Как в свое время в любом отделении связи появились компьютеры и с тех пор элементарное дело – заплатить ли за услуги ЖКХ, послать заказное письмо или выписать газету – стало головной болью приходящих сюда граждан. Потому как теперь с помощью компьютера все это делается в два-три раза медленнее, и выстраивающиеся к окошечку оператора очереди двигаются по-черепашьи. Трудно представить, что будет, когда человек с электронным паспортом попадет в гораздо большую зависимость от компьютерной техники. «Российские очереди – самые долгие в мире очереди», – сказано не для красного словца. И, похоже, с перспективой.
Каждое нововведение, особенно такое прогрессивное и дорогостоящее, как компьютеризация, должно отвечать на простейшие вопросы: зачем и для кого оно? что и как изменит? Даже желательно время от времени это анализировать. Тогда, не исключено, выявятся интересные вещи. Скажем, в медицине, точнее – в поликлиниках. Набираться опыта в этой сфере в Пермь ездят даже москвичи. И Президенту нравится, как у нас раскручена электронная запись на прием к врачу. Только я сейчас немножко не о том.
Любой льготник по лекарственному обеспечению скажет, что с появлением во врачебных кабинетах компьютеров жить ему стало… хуже (а если не скажет, то «проголосует» отказом от льгот в пользу денег). Если раньше в крайнем случае он вынужден был с полученным рецептом долго ходить по аптекам или оставлять его «на ожидание», то теперь зачастую компьютер рецепт просто не выдает. «Ничего не поделаешь», – получает пациент традиционный ответ. И вроде дальше не с кого спросить, а если кто и виноват, так вот она, эта умная машина. Зато в отчетах, несмотря на постоянное «закручивание гаек» в отношении льготников, благостная картина: и спрос на выписанные лекарства полностью удовлетворяется, и очередей по «отложенным» рецептам нет. Как, впрочем, нет и ответственности медиков. Так ради этого оснащались компьютерами наши поликлиники?
А что обнаружится при более пристальном взгляде на них? Что врачи не только не ринулись сюда устраиваться на работу, как громогласно обещалось еще пару лет назад, но и продолжают уходить специалисты, так что некоторые поликлиники скоро будут напоминать заурядные медпункты. Что врачи по-прежнему не поднимают головы от бумаг, все больше и больше утопая в них. И что всё ширится пропасть между истинным и «отчетным» положением дел в медицинском обслуживании населения. Трагедия «Хромой лошади», кажется, что-то встряхнула в нем, однако не прошло и полгода, как все возвратилось на свои круги.
Еще одна наша компьютерная гордость (тоже, кстати, благосклонно одобренная Президентом) – электронные журналы и дневники, внедряемые в школах. Но почему, задумаемся, в самих школах, сами учителя в большинстве своем не испытывают от нововведения восторга, а даже наоборот? Ретрограды и неумехи – как пробовал без излишнего политесу намекнуть главный в государстве блогер? Да всё, ставшее привычным, «хотели как лучше, а получилось как всегда». Новинку приказным порядком ввели, учителей нагрузили дополнительной и очень трудоемкой работой, а за какие «коврижки», то есть оплату, они ее будут выполнять, подумать «забыли». Зато не забыли выстраивать рейтинг школ именно по этому показателю – ведению электронных журналов. Главное дело? Возникает много и других спорных вопросов, касающихся педагогов, родителей, учеников. Только кому до них, людей, дело, когда у ворот стучит колесами сам технический прогресс. Отворяй двери, уступай дорогу!
Надеюсь, каждый читатель поймет, что речь здесь не идет о том, чтобы воспротивиться компьютеризации. В современном глобализированном мире процесс этот объективный и неизбежный. Но не хочется, чтобы в нашем российском исполнении он напоминал подростковые игры, когда чудеса техники – по существу фантики, упаковка – заслоняют саму суть. Глубинные изменения – все-таки удел человека. Научится ли когда-нибудь государство ценить его не меньше, чем любую дорогостоящую чудо-машину?
Пермское чиновничество гордится и ликует: сам российский Президент привел в пример другим Пермский край, говоря на свою любимую тему – о компьютеризации всея страны. У меня по этому поводу тоже возникли бурные эмоции.
Администратор  19.07.2010  Прямая речь Комментарии: 2

Отец призывника из Губахи Игорь ЧЕРНОВ: «Дайте возможность парням учиться»

В статье 43 Конституции РФ сказано: «Каждый имеет право на образование». На деле же главным является «Закон о воинской службе». Работники военкоматов не останавливаются ни перед чем. Нарушения на каждом шагу. Чтобы выполнить план по призыву, они идут на всякие нарушения. На все вопросы они отвечают: «Некому служить». У нас что, надвигается война, началась всеобщая мобилизация? На каком основании убрали отсрочки из колледжей и техникумов у тех ребят, кто поступил учиться после 11 классов? Их заставляют брать академический отпуск, говоря: «Сейчас служить всего год, так что через год доучитесь». Заставляют досрочно сдавать экзамены. Для военкомата главное выполнить план по призыву, а для нас – чтобы ребенок был здоров и получил образование. Лишь в некоторых колледжах и техникумах военкоматы идут на уступки по договоренности с администрацией учебного заведения и ребятам дают отсрочку для их окончания.
Сколько ребят остается недоучками по вине военной реформы! Ведь после службы не все они вернутся учиться. Скоро дойдет до того, что будет выпускной вечер, а работники военкомата будут дежурить у ворот школы и сразу после выпускного вылавливать ребят и забирать в армию. Эти ребята родились в начале 90-х годов, когда в стране был кризис, родителям по нескольку месяцев не давали зарплату, в магазинах нечего было купить. Они в детстве не видели ничего хорошего. И сейчас их лишают возможности учиться. Надо дать им шанс учиться сейчас, пока есть желание.
Из-за недобора в военкомате и на медкомиссиях ребят с болезнями вдруг признают здоровыми, без дополнительных обследований, из личных дел призывников исчезают бумаги с ранее поставленными диагнозами. Почему родители должны за большие деньги доказывать врачам болезни своих детей?
Мы бьемся с военкоматом уже два месяца. Наш сын учится в Пермском финансово-экономическом колледже на специальности «Финансы и право» (с углубленным изучением банковского дела), срок обучения – три года. Администрация колледжа ходатайствует перед военкоматом о том, чтобы сын его закончил, так как специальность, по которой он учится, убрали и возможности восстановиться не будет. И хотя ему осталось учиться всего год, его все равно пытаются забрать в армию. У ребенка уже нервный срыв. Сейчас он проходит практику, но с каким трудом ему это дается. А военком сказал: «Все равно я его заберу».
Конечно, легче забрать ребят, которые учатся. Они дисциплинированны, из учебных заведений им никуда не деться. Хотя вокруг много людей, которые не работают и не учатся, их почему-то не забирают. Ведь за ними надо бегать, вылавливать их. А они и не собираются идти служить. Когда сын спросил у меня, почему ему не дают учиться, единственное, что я мог ему ответить: «Просто у нас такая тупая страна, где за деньги можно купить и военный билет, и отсрочку, и любую болезнь». Мы уже обращались и к военкому края, и к уполномоченному по правам человека, и к юристам. Остается или писать прошение президенту, или в Международный суд по правам человека. Или объявить голодовку и сесть с плакатом «Дайте доучиться ребенку».
Мы уже не решаемся оставлять ребенка одного и отпускать его из дома, так как боимся неправомерных действий со стороны военкомата.
В статье 43 Конституции РФ сказано: «Каждый имеет право на образование». На деле же главным является «Закон о воинской службе». Работники военкоматов не останавливаются ни перед чем. Нарушения на каждом шагу. Чтобы выполнить план по призыву, они идут на всякие нарушения.
Администратор  19.07.2010  Прямая речь Комментарии: нет

Обозреватель «Звезды» Людмила КАРГОПОЛЬЦЕВА: «Потехе – время, делу – нет»

В автобусе, возвращавшем зрителей с премьеры «Фиделио» в «Перми-36», за моей спиной разговаривала молодая супружеская пара:
- Эх, все-таки жаль, что пришлось пропустить фестиваль в Хохловке.
- А я бы махнул в Кунгур, на «Небесную ярмарку». Сегодня заканчивается.
Подобный разговор – с названием других «адресов и явок» – можно было бы услышать и неделю, и две назад. В последнее время различные праздники идут по прикамским городам и весям так густо, что дай бог запомнить названия. Программа «59 фестивалей – 59-ому региону» (говорят, первый раз, в прошлом году, это совпадение произошло случайно, нынче было уже 80 претендентов), масштабные министерские детища типа «Живой Перми», «Пилорамы», «Камвы» – числом ни много ни мало девять… А еще национальные, территориальные, профессиональные праздники. Переключаешь местные телеканалы – то там поют-пляшут, то – здесь, то еще где развлекают. Судя по всему, семимильными шагами мы идем к осуществлению мечты краевого министра культуры, чтобы у пермского люда не было никаких вопросов с досугом: отдыхай, веселись, развлекайся.
Но стоп! А как же с тем, что народная мудрость отводит всего-то час на потеху, а остальное время отдает делу? Уже не актуальна пословица? Действительно, на селе многие поля заросли, а от былых ферм не осталось ни кирпичика. Вот и песни с плясками вместо сенокоса. В городах огромные заводские цеха впору отдавать под выставочные залы, а на улицах работающими чаще увидишь «братьев по СНГ», чем своих земляков. И завидуя стремительно развивающемуся Китаю или уже развитым европейским странам, мы стараемся не задумываться над тем, что у них-то все построено на труде. Вон и губернатор края в своем «Живом Журнале» обратил внимание, что у китайцев, в отличие от нас, большинство пословиц утверждает работу как главную человеческую ценность. Тех, кто хочет более конкретных и творческих примеров, можно отослать к идущей в эти дни в «Перми-36» постановке «Фиделио» – труд английского режиссера Майкла Ханта там в самом деле колоссален, что видно и невооруженным зрительским глазом, и неизменно сквозит в рассказах пермских участников спектакля.
Дела – нет. Однако «свято место пусто не бывает». Вот и гонят всякую-разную развлекуху. Крикливых экзотических африканцев, или таинственных индийских йогов, или гарных украинских хлопцев, что требуют для перемещения по городу не иначе как «мерседес» с туалетом. Вы все еще верите, что это лучшие мировые коллективы и исполнители, как утверждают организаторы? Скорее это выступления-скороспелки. Как и сами фестивали с их участием – поверхностные и эпатажные, имеющие одну цель – оглушить. Дурилки. Чтобы отвлечь народ от реальных проблем? Вправить мозги молодежи так, чтобы не задумывались о чем не надо?
«Раньше такие деньги, как сейчас тратятся на фестивали, нам и не снились», – говорит Лидия Лисовенко, бывшая начальником областного управления культуры в 80-90-е годы. В самом деле дорога к этим праздникам выложена миллионами и миллионами. Концов которых даже контролеры-ревизоры подчас не в силах отыскать. Только не надо путать эти «золотые» праздники с теми местными фестивалями, что проходят в районах Прикамья. Бюджет каждого из них в десятки, а то и сотни раз меньше стоимости любого громкого министерского проекта (хотя общий охват населения праздниками в глубинке гораздо больше, чем на самом многолюдном пермском мероприятии). И это, считают в районах, показатель отношения к ним краевого министерства культуры, его приоритеты.
Курс на проекты, фестивали, другие разовые мероприятия, особенно с широким привлечением приезжих сил, – будто фейерверк: в момент получается ярко и шумно. А что останется и останется ли вообще – неважно. Зато можно все увеличивать их число, и количество участников, и продолжительность, Как с «Живой Пермью»: первый раз, в прошлом году, фестиваль занял три дня, нынче уже пять, на следующий год обещана аж месячная программа.
«Суксун передал эстафету Кудымкару», – на днях сообщил телевизор, рассказывая об очередных фестивалях в Прикамье. Было ощущение, что они идут уже без перерыва, без продыха.
Гуляй, народ, загуляйся!
В автобусе, возвращавшем зрителей с премьеры «Фиделио» в «Перми-36», за моей спиной разговаривала молодая супружеская пара:
- Эх, все-таки жаль, что пришлось пропустить фестиваль в Хохловке.
- А я бы махнул в Кунгур, на «Небесную ярмарку». Сегодня заканчивается.
Администратор  19.07.2010  Прямая речь Комментарии: нет

Депутат краевого ЗС Алексей ЛУКАНИН: «Корчеватели идей»

В прошлом году по инициативе губернатора были приняты два региональных закона о мерах дополнительной социальной поддержки учёных. Их появление я воспринял со сдержанным, как принято говорить, оптимизмом. И не потому, что сам «обременён» кандидатской степенью и вдруг задумался о будущем. Просто приятно, что наконец-то мы перешли от декларированной на словах поддержки высшей школы к реальным делам. По сути к восстановлению справедливости – бюджетным доплатам докторам наук и профессорам. Порадовало, что законов оказалось два – не забыли и про учёных мужей, уже вышедших на пенсию. Вместе с тем я отчётливо понимал, что реалии – исполнение закона на практике – вскоре потребуют необходимых изменений и дополнений. И они не заставили себя ждать.
На последнем пленарном заседании депутаты краевого парламента рассматривали поправки, касающиеся расширения круга лиц, имеющих право на получение ежемесячной денежной выплаты. А для этого нужно было пересмотреть и усовершенствовать критерии, по которым соискатели нынче получают надбавки. В их числе, к примеру, значатся не менее пяти обязательных публикаций в рецензируемых журналах, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией. Что же получается на деле? Многие известные пермские учёные остались «за бортом», вне поля действия закона.
Надбавку, например, не получает профессор ПГУ Маргарита Кожина, под руководством которой защитились уже двадцать пять кандидатов наук и пять докторов. Здесь, пожалуй, стоит напомнить, что Маргарита Николаевна ежегодно публикует десятки статей за рубежом. Её учебник по стилистике был переведён на китайский язык и стал весомым учебным пособием в Поднебесной. Университет в польском городе Опола присвоил нашей землячке звание почётного профессора. Иными словами её заслуги давно оценены не только в России, но и за рубежом. А на малой родине, значит, не признают?! Выходит так, раз не существует у неё формальных оснований претендовать на доплату. Потому что в копилке нет этих пяти злополучных ВАКовских статей.
Вообще-то стоит задуматься: а так ли нужны ученым-гуманитариям публикации в специализированных журналах? Понятно, что существует определённая специфика у «технарей». И журналы, где они размещают свои монографии, рассчитаны на довольно-таки узкую аудиторию экспертов. Но научные идеи и знания историков, философов и филологов обращены к более значительной части общества. К тому же многие из них уже давно доказали свою профессиональную состоятельность. Кто из пермских археологов не знает Андрея Белавина, продолжателя дела великого Бадера? Или, к примеру, профессора Владимира Абашева, чьи культурологические книги стали визитной карточкой Перми? Или политолога Олега Подвинцева, чьи суждения и экспертные оценки расхватывают на цитаты, в том числе и многие народные избранники? Между тем ни тот, ни другой, ни третий надбавок согласно критериям, заложенным в законе, не получают. Их многочисленные ученики – да, а они – нет.
Да и о качестве научных публикаций в журналах, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией, можно спорить. В научных кругах до сих пор вспоминают скандал, разгоревшийся полтора года назад. Российский «Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов» опубликовал тогда статью «Корчеватель: алгоритм типичной унификации точек доступа и избыточности». Молодые учёные, желавшие продемонстрировать низкое качество системы научных публикаций и рецензирования, решили «приколоться». Под вымышленным именем некоего учёного отправили «корчевателя», созданного компьютером и содержавшего псевдонаучный бессмысленный текст, в ВАКовский журнал. А в ответ на абракадабру получили вполне благосклонную рецензию. После этой мистификации, естественно, президиум Высшей аттестационной комиссии Минобразования исключил журнал из перечня рецензируемых научных изданий. Но осадок-то всё равно остался.
Поэтому обсуждаемая депутатами поправка предлагала приравнять к публикациям в научных журналах статьи, опубликованные в коллективных монографиях, тематических сборниках, материалах международных конференций, альманахах и других научных изданиях. Но в роли корчевателей на сей раз предстали отдельные чиновники и парламентарии, буквально расчистившие законодательное поле от ненужных, как им показалось, идей.
Позицию министерства образования по крайней мере можно если не принять, то объяснить: за буквами и цифрами чиновники у нас зачастую не видят реальных людей, даже докторов наук. Ведь положения рассматриваемых поправок касались не тысяч, не сотен людей, а всего лишь пятидесяти восьми человек. И чего вроде из-за такой маленькой кучки менять закон?
А вот неприятие поправок отдельными коллегами, вышедшими из академической, замечу, среды, так и осталось для меня загадкой. Что это: профессиональная ревность, желание сэкономить бюджетные средства на «своих» или нечто иное? Как бы там ни было, но после летних каникул намереваюсь вновь выступить с этой инициативой. Хотя понимаю, что логика и здравый смысл, увы, – это не всегда эффективная мера борьбы с корчевателями идей.
В прошлом году по инициативе губернатора были приняты два региональных закона о мерах дополнительной социальной поддержки учёных. Их появление я воспринял со сдержанным, как принято говорить, оптимизмом. И не потому, что сам «обременён» кандидатской степенью и вдруг задумался о будущем. Просто приятно, что наконец-то мы перешли от декларированной на словах поддержки высшей школы к реальным делам. По сути к восстановлению справедливости – бюджетным доплатам докторам наук и профессорам. Порадовало, что законов оказалось два – не забыли и про учёных мужей, уже вышедших на пенсию. Вместе с тем я отчётливо понимал, что реалии – исполнение закона на практике – вскоре потребуют необходимых изменений и дополнений. И они не заставили себя ждать.
Администратор  19.07.2010  Прямая речь Комментарии: нет

Председатель Государственной думы РФ Борис ГРЫЗЛОВ: «Программа для всех»

Сельское хозяйство – один из наиболее наглядных примеров того, сколь сильно изменилась ситуация в России за десятилетие. Давайте вдумаемся: скажем, производство зерна за этот период выросло сразу почти в 2 раза.
2009 год стал для всей экономики очень трудным. И для АПК, кстати, он тоже был непростым. Но и здесь сельское хозяйство показало рост. В частности, по мясу увеличение производства составило без малого 700 тысяч тонн.
В нынешнем году эти тенденции продолжаются. За январь – апрель рост продукции сельского хозяйства – 3,6 процента. В основном по графику прошли весенне-полевые работы. Специалисты ожидают неплохой урожай зерновых: порядка 90 миллионов тонн.
Да, столь ощутимый прогресс в агропромышленном комплексе требует значительных усилий и вложений. Большую роль здесь играет соответствующая Государственная программа. В прошлом году поддержка села со стороны консолидированного бюджета достигла 300 миллиардов рублей.
Это немало. Но факт остается фактом: вложенные в АПК деньги реально работают. Они дают отдачу, повышают инвестиционную привлекательность отрасли, создают новые рабочие места.
Конечно, меньше всего хотелось бы, чтобы сейчас на село стали смотреть через розовые очки – дескать, «там все хорошо, пусть теперь крутятся как хотят». Мы все помним, каким было состояние АПК на протяжении долгих десятилетий. Тогда зерновые – те самые, что сейчас Россия экспортирует, – мы вынуждены были закупать за границей.
Так что проблемы там застарелые, и их по-прежнему хватает. Да и кризис дает о себе знать: бьет по финансовой устойчивости предприятий. Наконец, есть и традиционные для России сложности: например, в нынешнем году в некоторых регионах погибла значительная часть озимых.
Но всё же успехи есть. А главное, понятно, куда двигаться дальше. Основной упор сегодня – на развитие производства с более высокой добавленной стоимостью. Чем она выше – тем выше доходы и страны, и самих селян.
В АПК простор для такой стратегии огромный. Нужно продолжать стимулировать животноводство. Для его потребностей нужно выращивать высокобелковые культуры – такая тенденция, кстати, в нынешнем году есть. Нужно развивать экспортную инфраструктуру.
Плюс очень важны современные технологии. Замечательный пример есть в Омской области. Ведь это Сибирь, и там до ближайшего порта такое транспортное плечо, что на зерне не больно-то заработаешь. Сибиряки решение нашли: сейчас создают комплекс по глубокой переработке, где на выходе будут дорогостоящие компоненты, вплоть до аминокислот. В итоге цена продукции, которая должна выходить из кластера, будет в 8 раз превышать стоимость сырья. Это, кстати, хороший пример того, как из трудностей рождаются инновационные решения.
Конечно, все эти задачи – долгосрочные, и их решение является делом не одного дня. Поэтому уже сегодня мы ставим вопрос о том, что по окончании нынешней Государственной программы развития сельского хозяйства (она рассчитана до 2012 года) должна стартовать новая – тоже долгосрочная, пятилетняя. И она тоже должна быть обеспечена необходимыми финансовыми ресурсами.
Важно понять: развитие производства отечественных продуктов питания – не только экономический вопрос. Оно необходимо не только отрасли, не только жителям села. Оно нужно нам всем.
Факты – упрямая вещь. И они подтверждают: на фоне роста отечественного производства продовольствия существенно замедлился рост цен на него. А ведь питание – крупнейшая статья расходов россиян. В 2009 году при инфляции в 8,8 процента прирост цен на продовольственные товары составил 6,1 процента. В этом году он ожидается на еще более низком уровне – 4,6 процента (при инфляции в 6-7).
По прогнозам, данная тенденция должна сохраниться на протяжении еще как минимум трех лет. Иными словами, в 2011-2013 годах рост цен на продовольствие будет по-прежнему ниже инфляции. А это означает, что от поддержки сельского хозяйства и расширения агропромышленного производства в конечном счете выиграют потребители. А потребители – это мы все: все 142 миллиона россиян.
Поэтому я убежден, что программы развития сельского хозяйства будут пользоваться поддержкой общества. И значит, у отечественного АПК хорошее будущее. Начало нынешнего года, посевная кампания это только подтверждают.

Сельское хозяйство – один из наиболее наглядных примеров того, сколь сильно изменилась ситуация в России за десятилетие. Давайте вдумаемся: скажем, производство зерна за этот период выросло сразу почти в 2 раза.